fc891b90     

Беньковский Виктор & Хаецкая Елена - Атаульф



Виктор БЕНЬКОВСКИЙ, Елена ХАЕЦКАЯ
АТАУЛЬФ
файл 1
Крещеный люд
Молится в церкви,
Языческий люд
Почитает капища,
Горит огонь,
Родит земля,
Младенец мать кличет,
И мать сына нянчит,
Огни разводят,
Плывут корабли,
Блестят щиты
И светит солнце...
Растет сосна,
Сокол летает день-деньской,
И крылья ему вешний ветер держит.
Небо круглится,
Селятся люди,
Ветер гонит
Все воды к морю
И люди хлеб сеют.
"Сага о Греттире"
(399 год н.э.)
У Ильдихо, дедушкиной наложницы, вчера корчага с тестом треснула и
тесто ушло. Дедушка Рагнарис говорит: это оттого, что мир к упадку
клонится. Вот ужо настанет зима и будет длиться три года и все прахом
пойдет, а после и вовсе сгинет.
А тын в селе так ведь и не поставили. И не поставим ведь. Да и зачем
тын, коли все прахом пойдет...
Вот и Хродомер так говорит. Он, Хродомер, хоть и слабоумием изнурен, а
все же старейшина и знает, что говорит, коли с дедушкой Рагнарисом
соглашается.
..........................................................................
А на прошлой седмице вдруг гроза ночью разразилась, хоть и зима стоит.
Когда гром загрохотал, мы все проснулись. Дедушка сказал, что это волк
Фенрир цепью гремит за краем человечьего мира. А отец мой Тарасмунд
сказал: нет, это гроза.
И мы все вышли на двор - грозу смотреть. Дивная то была гроза и
страшная. Я думаю, что если даже доживу до дедушкиных лет, все равно ее не
позабуду. И брат мой Гизульф говорит то же самое.
В черном небе вспыхивали молнии, и снег под ними сверкал.
Дедушка говорил, что это дочери Вотана теряют волосы. А отец мой
Тарасмунд говорил - нет, это Бог Единый гневается.
Сванхильда, наша сестра, не вышла с нами на двор. Она боялась. Она
всегда грозы боится и уши зажимает.
В ту ночь мы долго не могли заснуть. Наша мать Гизела развела огонь в
очаге. Мы собрались вокруг очага. Дедушка стал рассказывать истории о
былом времени. Дедушка часто о былом времени рассказывает. Наш дедушка
Рагнарис много знает интересного и поучительного. Я люблю слушать дедушку.
Но в эту ночь я почти не слушал дедушку. Я слушал, как сердится на небе
Бог Единый. Я вдруг увидел, как мал наш дом под небом, где сердится Бог
Единый и где теряют волосы дочери Вотана. И я стал потихоньку просить Бога
Единого, чтобы всегда мы могли собираться у очага всей семьей и слушать
дедушкины рассказы. И еще я знал, что это невозможно.
А из глубины дома на нас смотрели деревянные дедушкины боги.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
НАШЕ СЕЛО
НАШ РОД
Когда дедушка распекает нас с братом, он много говорит о величии нашего
рода. Велик и могуч наш род и доблестью овеян.
Хоть и оказались мы волей судьбы вдали от наших славных сородичей, но
честь нашего рода должны нести высоко.
Ибо пращуры наши шагали бок о бок со славнейшими Амалунгами и роднились
с ними.
Так дедушка говорит, нас с братом хворостиной охаживая.
Моего дедушку зовут Рагнарис. Он молится богам Вотану, Доннару и
Бальдру. Дедушкины боги стоят дома. Дедушка Рагнарис - язычник. Так
объяснял нам отец. И еще наш отец говорит, что это нехорошо.
Когда-то у дедушки была жена, наша бабушка. Нашу бабушку звали Мидьо.
Семь зим назад бабушка умерла. Дедушка взял наложницу. Ее зовут Ильдихо.
Я почти не помню бабушку Мидьо, но моя мать говорит, что бабушка во
всем слушала дедушку. Ильдихо совсем другая.
Ильдихо часто перечит дедушке. Когда Ильдихо дерзит, дедушка бьет
Ильдихо, а она визжит.
Моего отца зовут Тарасмунд. Мою мать зовут Гизела. Они веруют в Бога
Единого. У меня есть два брата и три се



Назад