fc891b90     

Беляева Наталья - Наперекор Страху



Наталья Беляева
НАПЕРЕКОР СТРАХУ
Фантастическая повесть
ГЛАВА 1,
в которой начинаются неприятные чудеса
Капала с неба противным холодным дождем осень. И жить Андрюшке было
неуютно. Впрочем, не столько от противности погоды, сколько от
неприятности, свалившейся на его буйную голову. С книжной полки
растворился, растаял, исчез один из томов Лермонтова, в котором были
любимые Андрюшины стихи. Парень обыскал в квартире все закоулочки, слазил
даже в мусорное ведро, но все тщетно. Книги нигде не было.
В это утро Андрей решил возобновить поиски книги. "Может быть, стоит
где-нибудь на полке, меня дожидается, - размышлял он. - Кто-нибудь взял да
сунул ее не на свое место. Вон книг-то сколько! Я мог от расстройства ее
не заметить. Но помню хорошо: ставил там, рядом с другими тремя томами
Лер..." Кремнев не успел в мыслях произнести фамилию своего любимого
поэта, потому что взгляд его скользнул по тому месту, где должен был
стоять четырехтомник. Там его не было, а зияла черная насмешливая дыра.
- Господи! - прошептал Андрей. - Да что же это такое?! Воровство,
наваждение, мистика?..
Он беспомощно оглянулся. Но все остальные вещи в квартире стояли на своих
местах. Было тихо. Лишь с кухни доносилось нудное кап-кап-кап. Кто-то из
домашних не закрутил кран до конца. Андрей побежал на кухню и резко
прикрутил кран. Вода, обиженно всхлипнув, остановилась в горле
водопровода. А Кремнев бросился к телефону. Дзынь-дзынь-дзынь, и на другом
конце провода засипел недовольно сонный голос Юрки Лобова, который на всю
катушку использовал вторую смену обучения в школе, тратя утро на
оздоровляющий сон.
- Кто? - недовольно спросил Юрка.
- Я, Андрей!
- Чего тебе?
- У меня тут чудеса в решете, вещи из дома пропадать начали! Сечешь?
- Пропадать? - в Юркином голосе появились первые признаки утренней
бодрости. - И что пропало?
- Книги.
- Только книга? - разочаровался Юрка.
- Тупой ты. Юрка! - рассердился Андрей. - Дело не в том, что пропало, а в
том - почему пропало. Кому это нужно?
- А ты у предков спрашивал? Может, они кому-нибудь почитать дали?
- Юрка, - отчаянно сказал Андрей. - В наше время Лермонтова почитать не
берут. Это же не "Анжелика" и не Пикуль. Лермонтов - литература высшего
порядка.
- Если высшего, тогда конечно, - неуверенно согласился Юрка, который не
был большим знатоком литературы. - Тогда подумать нужно.
- Ты бы пришел, Юрк, а?! - просяще сказал Андрей.
- Ладно, - согласился покладистый Юрка. - Щас чаю хлебану и прискочу.
У Андрея немного отлегло от души. Все-таки с Лобовым ему почему-то было
спокойнее. Какая-то уверенная сила исходила от него. И Кремнев решил до
прихода друга тоже погонять чаи. Он поставил на кухонный стол большой
граненый стакан, которому отдавал предпочтение перед чашками, и собрался
плеснуть туда заварку. Но как только носик чайника завис над стаканом,
раздалось какое-то пронзительное треньканье - и стакан разлетелся на
мелкие кусочки. От неожиданности пальцы Андрея разжались, и заварной
чайник хлопнулся на пол. Кремнев, сдерживая дрожь в коленях, опустился на
табуретку. Кухня напоминала ту самую посудную лавку, в которой побывал
слон. Повсюду блестели и переливались всеми цветами радуги осколки стекла.
В этом сиянии и блеске Андрея и застал Юра Лобов.
- Ты что, теперь с горя посуду начал колотить? - поинтересовался он у
друга.
- Если бы, - печально вздохнул Андрей, - Сама кокается.
- Как сама? - не понял Лобов.
И Кремнев в мельчайших подробностях изложил ему события, прои



Назад